Аутизм неизлечим?

26 мая 2021, 12:53  

Без совместно разделенного смысла каждый одинок

Одна из основных идей, которой мы руководствуемся в своей работе, состоит в том, что каждый ребенок как субъект стремится общаться со своим окружением, – общаться так, как он может, с теми возможностями, которые у него есть. Отсюда с очевидностью следует, что ребенок не является объектом лечения, поскольку если бы он был объектом, то ни он, ни я, не смогли бы преодолеть огромные различия в наших коммуникативных возможностях. Только в совместно разделенном исследовательском путешествии, исходным пунктом которого является совместно разделенный смысл, может сложиться совместно разделенная коммуникация.

Без совместно разделенного смысла не могут возникнуть совместно разделенные значения. Поэтому осмысленная совместно разделенная деятельность является субъектно-ориентированной.

Для нас очевидно, что все поведение, все формы самовыражения ребенка, с которым мы хотим, но не можем общаться, поскольку не понимаем, что означает это его поведение, для самого ребенка являются в высшей степени осмысленными, целенаправленными и умными. Это его защитные механизмы.

Дети с аутизмом очень разные, и поэтому работать с ними нужно тоже очень по-разному. Например, некоторые дети не могут говорить, но они пишут, причем делают это на очень высоком речевом уровне. Некоторые могут говорить, только повторяя за другим человеком (эхолалия). Некоторые не могут ни говорить, ни писать.

Прежде чем отправиться с этими детьми в совместно разделенное исследовательское путешествие, важно осознать следующее: совершенно естественно, что сначала их способы самовыражения для нас непонятны, у нас нет к ним «ключа доступа», - поэтому у нас не должно быть никаких собственных ожиданий и мы должны четко понимать: мы не знаем и не можем знать, что произойдет в следующий момент.

Анализ нашего опыта работы с детьми с аутистической симптоматикой показал, что основная проблема этих детей заключается в том, что в ходе своего развития они не могут выстроить социальную «защитную оболочку». У еще не родившегося ребенка есть целых три защитных оболочки: околоплодные воды, матка и тело матери. После рождения он попадает во враждебный мир и оказывается в нем беззащитным, если матери и ребенку не удается вместо биологических выстроить социальные защитные механизмы. 

Без социальной привязанности для ребенка закрыт путь развития от социального существа к индивидуальности. Чтобы социальная привязанность между матерью и ребенком могла возникнуть, ребенок должен получить столько близости, сколько ему нужно, в то же время должна сохраниться необходимая дистанция. 

Это означает, что взрослый должен принимать его, но не захватывать, затрагивать, но не трогать. Эту идею хорошо выразил Эль Греко в своей картине «Рождение Христа». Мария и Иосиф защищают и держат ребенка, но не смущают его своими прикосновениями.

Появились вопросы?

0.011 сек, кэш